Евгений Жариков

Евгений Жариков

Евгений Жариков

Хотя Андрей Тарковский после
работы с Жариковым в картине «Иваново детство» назвал его лицо иконописным.
И собирался снимать Евгения в роли Андрея Рублева, но...
— Я уехал работать по двухлетнему контракту в Германию. Тамара Федоровна Макарова — мой педагог и крестная мать в профессии — посоветовала мне принять это предложение, сказав, что на родине я еще наиграюсь и наснимаюсь...
— Вы в то время уже были женаты?

— Да, первым браком. Супруга моя была не актрисой, а тренером по фигурному катанию. Поэтому сниматься я уехал один. Детей у нас, к сожалению, не было.

— Вы говорите об этом с такой грустью...

— Просто вырос-то я в семье многодетной. И сам мечтал иметь троих ребят. Как минимум. Чтобы они крутились рядом, приставали, вовлекали в свои игры.

— У вас было счастливое детство?

— Как сказать? Наверное, и трудное, и счастливое одновременно. Я родился в феврале 1941-го последним, шестым. Трое, правда, не выжили. Меня от бомбежек подальше отправили к маминым родителям в деревню под Загорск. Где, собственно, и жил почти до школы, иногда (причем, в одиночку) наведываясь в Москву к родителям. Думаю, что детство в деревне пошло мне на пользу. Я вырос очень крепким парнем.

Евгений Жариков

Евгений Жариков

— Это почему же?

— Ну, во-первых, в школе я играл в драмкружке. А во-вторых, девчонка, в которую я был влюблен (она была на год старше), поступила во ВГИК. Вот я и решил махнуть за нею следом... Когда же получил студенческий билет, с гордостью показал его родителям. Отец, правда, расстроился. Но, узнав, что поступил я в мастерскую Герасимова, которого он очень уважал, смягчился и сказал: «Ладно, учись, но не позорь фамилию!»

— А кем были ваши родители?

— Отец — писателем. После войны он довольно долго работал еще и секретарем Союза писателей СССР. А мама преподавала русский язык, литературу и историю.

— Представляю: огромная писательская квартира, стены которой сплошь уставлены книгами...

— Увы, нет. Мы довольно долго жили в двух комнатах коммуналки. Они, эти комнаты, находились в разных концах Москвы. Отец жил и работал в одной, а дети с мамой — в другой. И мама, разрываясь между нами, ездила к отцу, чтобы приготовить ему поесть, навести порядок дома и еще перепечатать его рукописи. Никаких нянь, домработниц... Вот такой потрясающей женщиной была моя мама.

— Вы считаете нормальным, когда женщина тянет подобный воз забот?

— Ни в коем случае! Просто тогда условия жизни были такими... Женщина — богиня и ее место на пьедестале! А «пахать», зарабатывать и тащить на себе большую часть семейных хлопот обязан мужчина. И хотя женщина, на мой взгляд, может, в отличие от нас, мужиков, все, я против того, чтобы она выполняла тяжелую работу.

Евгений Жариков

Евгений Жариков

— Как вы думаете, что важнее для женщины — семья или карьера? Как вы относитесь к эмансипации?

— Женщина прежде всего сама должна решить, что для нее важнее, чему уделять внимания больше, а чему — меньше. Лично для меня женщина — прежде всего мать. Ведь только ей дана природой эта удивительная миссия — продолжать род человеческий. По большому счету, будущее общества зависит от того, как она вырастит и воспитает своих детей. Поэтому и самое главное для нее — дети! Впрочем, если некоторые женщины становятся удачливыми предпринимателями, лидируют в каких-то других областях — разве плохо? Но это, думается, лишь дополнение к основному предназначению. Если же карьера превращается в основную цель жизни, в форму существования, значит, ей как женщине чего-то не хватает.

Вот и выходит, что я против эмансипации в чистом ее виде. Но покажите мне женщину, которой не нравится, когда за ней ухаживает мужчина, делает подарки, помогает одеваться, открывает перед ней дверь, подает руку при выходе из транспорта... Рыцарство, по-моему, всегда в почете. Нет ничего зазорного и в том, что мужчина проявляет к понравившейся ему даме сексуальный интерес. Именно для того мы и созданы матушкой-природой. Гораздо безобразнее однополые интересы...

— Интересно, в каком возрасте проявилось ваше влечение к противоположному полу?

— Ой, рано. Когда я учился в пятом классе, у меня во дворе было уже три официально признанных «жены», а еще две ходили в кандидатках.

— Экий же вы многоженец!

— Что поделаешь, грешен: с детства люблю женщин!

 

Режиссер сказал: «Все! Достаточно...» И всю обратную дорогу в поезде Наташа рыдала, полагая, что ее на роль Марии уж точно не утвердят. А это значит, что за четыре года съемок картины может разладиться наметившаяся было линия жизни, прервутся наши с ней отношения. Какой же была наша радость, когда пришла телеграмма: актрису Гвоздикову приглашали на съемки «Рожденной революцией».

— Итак, судьба соединила вас не только в фильме, но и в жизни...

— Судьба... Но перед тем как жениться, я поставил Наташе условие: у нас будет не меньше пяти детей!
В надежде, что на троих она все же согласится. Правда, в результате родила только одного сына — Федора. Но надо отдать ей должное — она пожертвовала очень многими заманчивыми и перспективными ролями ради ребенка. Хотя, конечно, когда Федя подрос, мы очень часто и надолго бросали его на бабушку, уезжая то на съемки, то на концертные гастроли...

Я знаю многих женщин, сожалеющих: они вынуждены ограничить себя одним ребенком из-за того, что надо работать. Да, условия воспитания детей в яслях и детских садах, если у семьи нет средств оплачивать няню или дорогостоящие частные сады, — не из лучших: на 20 малюток — одна воспитательница с нищенской зарплатой.

— Что верно, то верно — мизерное число женщин в нашей стране могут похвастать высокими заработками. Разве только представительницы древнейшей профессии. Кстати, почему, на ваш взгляд, в нашей стране эта профессия стала такой популярной?

— Вероятно, к этому молодых женщин подталкивают социальные условия. Ведь во все времена потрясения в обществе вызывали всплеск прежде всего преступности и проституции. Виновато в этом, думаю, в первую очередь, государство.

— Похоже, вы оправдываете «ночных бабочек»?

— И в мыслях такого нет. Но я готов встать на колени и поцеловать руку той, которая вышла на панель, допустим, ради того, чтобы спасти свое дитя от голодной смерти, от болезни и тому подобного. Вполне допускаю, что у нее другого выхода не было. Поверьте: очень сложно осуждать этих женщин. Осуждать нужно прежде всего тех, кто не умеет наладить жизнь общества, избавить его от наркомании, пьянства, проституции, бандитизма...

— Ну говорить-то о том, что надо, мы все можем. А вот чтобы предпринять какие-то конкретные действия...

— Именно для того, чтобы, как вы говорите, предпринять конкретные действия, мы 10 лет назад объединились и создали Гильдию актеров кино. А вслед за ней и первый открытый международный актерский фестиваль «Созвездие». И уже потом из «Созвездия» вышли «Кинотавры», «Киношоки» и другие... Мы будто предчувствовали предстоящий развал в государстве и в кинематографе и решили построить последний причал для артистов. Но это не только профсоюз, который защищает права, но еще и немножко клуб, агентство, фонд социальной помощи. Однако наших сил подчас оказывается мало, бедствие гораздо серьезнее, чем можно было себе представить. Все труднее становится находить средства, чтобы хоть малость облегчить существование любимых актеров и актрис, ставших сегодня ветеранами кино и живущих на нищенскую пенсию. Но, поверьте, еще не было случая, чтобы чьи-то серьезные проблемы были оставлены у нас без внимания. Я уже не говорю о том, что ради работы на Гильдию я, как ее президент, пожертвовал очень многим и в семейном, и в материальном, и в творческом плане, отказавшись от заманчивых ролей.
Увы, не все в нашей власти. Даже если очень хочется...


 
Статья прочитана 425 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля
raquo;', 'Один отзыв raquo;', 'Один отзыв

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Города мира
Украинская музыка

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Тел.      

Skype   milik_84

ICQ       197262589